Правовой нигилизм мешает гражданам эффективно защищать свои права, считает Алексей Козырев


Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Алексей Козырев в интервью газете «Грани Петербурга» дал свою оценку положению дел в области защиты прав петербуржцев, обозначил «болевые точки» и расставил акценты по основным направлениям работы в должности омбудсмена.

- Алексей Сергеевич, много лет вы вместе с единомышленниками – интеллектуальной элитой города – строили мост между властью и обществом. Спокойно, тактично, без популизма. Какими теперь вам видятся эти взаимоотношения, ведь и от власти, от произвола отдельных ее представителей, вам придется защищать людей?

- Все такими же. Надеюсь на взаимопонимание. Защищая права человека, буду продолжать тесно сотрудничать с властью, если требуется, оппонировать ей, бороться с беззаконием и бесконтрольностью. Уполномоченный по правам человека не только может, но и обязан делать это в соответствии с законом - присягу, вступая в должность, давал. А власть должна прислушиваться. Кстати, как председателю Совета мне не раз приходилось выступать в роли оппонента, и меня слышали. Не всем нравилось.

- Иногда вас наоборот упрекают в излишней лояльности власти.

- Знаю, говорили об этом и при избрании меня на эту должность. Мол, занимать ее следует не стороннику власти, а оппозиционеру. Но провозглашая это, многие просто не понимают, что я даже теоретически не могу быть оппозиционером действующей власти. Я - сам человек государственный. Вместе с тем, я не против хорошей, здоровой оппозиции, предлагающей что-то прогрессивное и готовой взять на себя ответственность за это. Я - против конфронтации. Она никому не нужна. И также знаю, что власть готова поддерживать здравые и полезные идеи, с ней можно договариваться и строить совместные планы.

- Какие впечатления от работы в новой должности: что-то удивило, поразило, может, напугало?

- Ну, напугать меня трудно - многолетний опыт работы в комиссии по помилованию закалил. Бывая в тюрьмах, разбираясь с делами, сталкивался с такими судьбами, с такой жестокостью и несправедливостью, что было одно желание – рассказать об этом людям в книгах, фильмах, спектаклях. И я это делал и планирую продолжать. А удивило и даже поразило жестокосердие, произвол правоохранительных органов, черствость и бюрократизм чиновников, множество нарушений в жилищной сфере, в системе здравоохранения, ситуация с призывом в армию, волокита с получением гражданства и много чего еще. Вижу, читаю десятки писем - люди остро нуждаются в поддержке государства. И институт уполномоченного по правам человека – новый для России и Петербурга – призван служить этой цели.

- Не поздно он появился? Выросло целое поколение людей, которое никому и ничему не верит: ни власти, ни государственным, ни общественным институтам, и поколение управленцев, которое пренебрегает правами людей. Что думаете по этому поводу?

- Подобный институт - спутник демократии, но в нашем городе, как известно, уполномоченного по правам человека долго не могли избрать. Может, считали, что не слишком он и нужен. Так что виноваты сами. Это говорит и о том насколько велик правовой нигилизм людей. Из-за незнания законов горожане нередко не могут решить и жизненноважные, и бытовые, и социальные проблемы, обращаются в десятки инстанций, но только не туда, куда следует, и где им могут помочь. А те, чьи права действительно грубо нарушаются самоуправством руководителей и чиновников разного уровня, молча принимают это как должное. И действительно никому не верят. Решительно настроен уделить повышению правовой культуры особое внимание.

- Уже есть планы?

- Да, ведем переговоры с самыми различными организациями, впрямую или косвенно связанными с правовыми вопросами. Уже существует предварительная договоренность об издании специальной литературы, юридической подготовке общественных консультантов, открытии пунктов «правовой скорой помощи». В этих начинаниях большие надежды возлагаю на добрые деловые отношения с Российским педагогическим университетом. Если все выпускники – педагоги, независимо от специализации будут обладать современными правовыми знаниями, то подобием цепной реакции эти знания будут передаваться сотням их будущих учеников. Это единственная масштабная возможность сдвинуть наконец с мертвой точки идею правового просвещения россиян. Недавно встречался с ректором вуза Геннадием Алексеевичем Бордовским, нашли полное взаимопонимание.

Продолжая размышлять о просвещении горожан, прорабатываю идею проведения в Петербурге фестиваля правового кино, на этом поле я не новичок. Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Петрович Лукин, я с ним уже в Москве встречался, идею поддержал.

Также буду всячески приближать институт по правам человека к населению, создавать на общественных началах пункты помощников уполномоченного в районах, больше работать с районными администрациями. Это позволит многие проблемы, споры и жалобы оперативно решать на местах.

- Можно предположить: на такой оптимизм вас настраивает опыт работы в Общественном совете. На поддержку общества рассчитываете?

- Обязательно. Настроен поддерживать связь с комиссией по правам человека при губернаторе, с профсоюзами, с Главным управлением юстиции по Петербургу и Ленобласти, Роспотребнадзором, творческими союзами, многими правозащитными организациями, и т.д.

- У вас большой опыт работы с прессой. Сотрудничать продолжите? Не будет закрытых для СМИ тем?

- Всегда открыт перед прессой. И, наверное, прав, но иногда некоторые журналисты заставляют меня в том сомневаться. Тем не менее, контакт с городскими СМИ поддерживать непременно буду, но только в интересах дела, а не ради сенсаций. А любители дешевых сенсаций, увы, пока есть. Как говорится, у кого, что болит, тот о том и пишет. Почитал публикации с моей пресс-конференции вскоре после вступления в должность. Много нового о себе узнал…

- Мы, журналисты, чтобы не повторяться, синонимы используем… Вы как писатель должны это понимать.

- Как раз как писатель я понимаю, что слова можно использовать разные, но они не должны искажать сути и смысла. Я же увидел в отдельных случаях полное искажение того, о чем говорил.

- Получается, журналисты нарушили права уполномоченного по правам человека?

- В ряде случаев, да. Но писать себе жалобу на недобросовестность двух-трех журналистов не буду. Дел и без того хватает.

- Вы по-прежнему демонстрируете доброжелательность, собранность и отсутствие суетливости. И, что замечательно, чувство юмора. Удачи вам в новой должности.

- Спасибо.

Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Алексей Козырев в интервью газете «Грани Петербурга» дал свою оценку положению дел в области защиты прав петербуржцев, обозначил «болевые точки» и расставил акценты по основным направлениям работы в должности омбудсмена.

- Алексей Сергеевич, много лет вы вместе с единомышленниками – интеллектуальной элитой города – строили мост между властью и обществом. Спокойно, тактично, без популизма. Какими теперь вам видятся эти взаимоотношения, ведь и от власти, от произвола отдельных ее представителей, вам придется защищать людей?

- Все такими же. Надеюсь на взаимопонимание. Защищая права человека, буду продолжать тесно сотрудничать с властью, если требуется, оппонировать ей, бороться с беззаконием и бесконтрольностью. Уполномоченный по правам человека не только может, но и обязан делать это в соответствии с законом - присягу, вступая в должность, давал. А власть должна прислушиваться. Кстати, как председателю Совета мне не раз приходилось выступать в роли оппонента, и меня слышали. Не всем нравилось.

- Иногда вас наоборот упрекают в излишней лояльности власти.

- Знаю, говорили об этом и при избрании меня на эту должность. Мол, занимать ее следует не стороннику власти, а оппозиционеру. Но провозглашая это, многие просто не понимают, что я даже теоретически не могу быть оппозиционером действующей власти. Я - сам человек государственный. Вместе с тем, я не против хорошей, здоровой оппозиции, предлагающей что-то прогрессивное и готовой взять на себя ответственность за это. Я - против конфронтации. Она никому не нужна. И также знаю, что власть готова поддерживать здравые и полезные идеи, с ней можно договариваться и строить совместные планы.

- Какие впечатления от работы в новой должности: что-то удивило, поразило, может, напугало?

- Ну, напугать меня трудно - многолетний опыт работы в комиссии по помилованию закалил. Бывая в тюрьмах, разбираясь с делами, сталкивался с такими судьбами, с такой жестокостью и несправедливостью, что было одно желание – рассказать об этом людям в книгах, фильмах, спектаклях. И я это делал и планирую продолжать. А удивило и даже поразило жестокосердие, произвол правоохранительных органов, черствость и бюрократизм чиновников, множество нарушений в жилищной сфере, в системе здравоохранения, ситуация с призывом в армию, волокита с получением гражданства и много чего еще. Вижу, читаю десятки писем - люди остро нуждаются в поддержке государства. И институт уполномоченного по правам человека – новый для России и Петербурга – призван служить этой цели.

- Не поздно он появился? Выросло целое поколение людей, которое никому и ничему не верит: ни власти, ни государственным, ни общественным институтам, и поколение управленцев, которое пренебрегает правами людей. Что думаете по этому поводу?

- Подобный институт - спутник демократии, но в нашем городе, как известно, уполномоченного по правам человека долго не могли избрать. Может, считали, что не слишком он и нужен. Так что виноваты сами. Это говорит и о том насколько велик правовой нигилизм людей. Из-за незнания законов горожане нередко не могут решить и жизненноважные, и бытовые, и социальные проблемы, обращаются в десятки инстанций, но только не туда, куда следует, и где им могут помочь. А те, чьи права действительно грубо нарушаются самоуправством руководителей и чиновников разного уровня, молча принимают это как должное. И действительно никому не верят. Решительно настроен уделить повышению правовой культуры особое внимание.

- Уже есть планы?

- Да, ведем переговоры с самыми различными организациями, впрямую или косвенно связанными с правовыми вопросами. Уже существует предварительная договоренность об издании специальной литературы, юридической подготовке общественных консультантов, открытии пунктов «правовой скорой помощи». В этих начинаниях большие надежды возлагаю на добрые деловые отношения с Российским педагогическим университетом. Если все выпускники – педагоги, независимо от специализации будут обладать современными правовыми знаниями, то подобием цепной реакции эти знания будут передаваться сотням их будущих учеников. Это единственная масштабная возможность сдвинуть наконец с мертвой точки идею правового просвещения россиян. Недавно встречался с ректором вуза Геннадием Алексеевичем Бордовским, нашли полное взаимопонимание.

Продолжая размышлять о просвещении горожан, прорабатываю идею проведения в Петербурге фестиваля правового кино, на этом поле я не новичок. Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Петрович Лукин, я с ним уже в Москве встречался, идею поддержал.

Также буду всячески приближать институт по правам человека к населению, создавать на общественных началах пункты помощников уполномоченного в районах, больше работать с районными администрациями. Это позволит многие проблемы, споры и жалобы оперативно решать на местах.

- Можно предположить: на такой оптимизм вас настраивает опыт работы в Общественном совете. На поддержку общества рассчитываете?

- Обязательно. Настроен поддерживать связь с комиссией по правам человека при губернаторе, с профсоюзами, с Главным управлением юстиции по Петербургу и Ленобласти, Роспотребнадзором, творческими союзами, многими правозащитными организациями, и т.д.

- У вас большой опыт работы с прессой. Сотрудничать продолжите? Не будет закрытых для СМИ тем?

- Всегда открыт перед прессой. И, наверное, прав, но иногда некоторые журналисты заставляют меня в том сомневаться. Тем не менее, контакт с городскими СМИ поддерживать непременно буду, но только в интересах дела, а не ради сенсаций. А любители дешевых сенсаций, увы, пока есть. Как говорится, у кого, что болит, тот о том и пишет. Почитал публикации с моей пресс-конференции вскоре после вступления в должность. Много нового о себе узнал…

- Мы, журналисты, чтобы не повторяться, синонимы используем… Вы как писатель должны это понимать.

- Как раз как писатель я понимаю, что слова можно использовать разные, но они не должны искажать сути и смысла. Я же увидел в отдельных случаях полное искажение того, о чем говорил.

- Получается, журналисты нарушили права уполномоченного по правам человека?

- В ряде случаев, да. Но писать себе жалобу на недобросовестность двух-трех журналистов не буду. Дел и без того хватает.

- Вы по-прежнему демонстрируете доброжелательность, собранность и отсутствие суетливости. И, что замечательно, чувство юмора. Удачи вам в новой должности.

- Спасибо.

Источник: Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге