Омбудсмен Людмила Завьялова вышла на «прямую линию»


Уполномоченный по правам человека в Республике Коми Людмила Завьялова пообщалась с жителями региона в режиме «прямой линии».

Первый звонок касался отопительного сезона: пожилая жительница Лесозавода Дина Табунец посетовала на то, что в их доме по ул. Пермская, 31 до сих пор не включено отопление.

В управляющей компании, по словам звонившей, ссылаются на наличие у жильцов дома большой задолженности - в сумме около полумиллиона рублей - по оплате за ЖКУ.

- Кто должен, так к ним и принимайте меры,- возмущалась звонившая. - Я их (представителей управляющей компании - БНКоми) спрашиваю, кто должники? Мы не имеем права, отвечают, это засекреченные данные.

- Правление вывешивает списки должников в подъезде. Когда в нашем доме появлялись должники, все они были обозначены. Никакого секрета в этом нет, - рассказала омбудсмен, посоветовав пенсионерке инициировать собрание жильцов и разобраться с жильцами по-соседски.

-Но без мордобития, - добавила она и пообещала завтра связаться с управляющей компанией, чтобы разобраться в ситуации.

Следующей позвонившей на «прямую линию» была Лилия Иванова из Емвы.

- Я - инвалид, пенсионер. В 2001 году купила однокомнатную квартиру, как честный покупатель, а в 2003 году по суду меня выселили из этой квартиры с милицией, как бомжиху, потому что оказалось, что там ребенок числится. Я 32 года отработала на заводе, ночи не спала, за всю жизнь эту квартирку заработала. И вот так. А наша администрация мне выдала липовые справки опекунства, что там никто не числится. Фиктивные ордера выдали. Понимаете? Их с работы повыгоняли, но мне-то от этого не легче. Я все потеряла. Сейчас ни денег, ни квартиры нет. Я ездила к Шуклину (бывший прокурор республики - БНКоми), он взял под контроль. Я потом здесь ходила, но мне один человек сказал там: мы против администрации не будем идти, и ничего в вашу пользу не будет. Так прямо мне и сказал. И адвокат тоже... - рассказала женщина.

-Я точно в такой ситуации была, когда мы продавали квартиру сына и покупали себе. И через некоторое время оказывается, что там прописан человек. И когда я все обстоятельства выяснила и паспортному столу заявила, что буду с ними судиться, они сразу нашли возможность выписать этого человека. Поэтому вам нужно судиться. И не только с органами опеки, но и с паспортным столом, вам без суда не решить этот вопрос, - посоветовала г-жа Завьялова.

- Да я все подавала, но мне отказали,- едва не плакала в телефонную трубку женщина.

- Вы мне пришлите тогда копии отказных материалов, не думаю, что в одночасье все решим, но попробуем разобраться, - успокаивала звонившую омбудсмен. - Ужасная ситуация. Я помню, когда сама все это переживала, две недели спать не могла,- обронила в паузе между ответами на телефонные звонки Завьялова. Позже она рассказала, что в аналогичную ситуацию попал и председатель Ассоциации национально-культурных объединений РК Леонид Зильберг, купивший квартиру, в которой, как обнаружилось спустя время, были прописаны двое детей.

- Все потерял, и деньги, и квартиру…- сокрушалась уполномоченный по правам человека. - Вот вам и коррупция.

Санитарка из Сыктывкара Галина Свекольник, работающая на полторы ставки, пытала г-жу Завьялову на предмет того, почему ее зарплата не достигает прожиточного минимума.

- Пришлите мне свои расчетные квиточки, с бухгалтерией вашей пообщаемся,- сказала Завьялова. – Пять тысяч за полторы ставки. Ужас, на что жить? А если у нее ребенок?

- Воровать, - вздохнув, обронил один из журналистов.

- Воровать?! - вскинулась г-жа Завьялова.

В ходе «прямой линии» от воркутинского педагога стало известно о ликвидации в заполярной кочегарке в июне следующего года детдома-школы.

- Я – мать двоих детей, обязано ли государство меня обеспечить работой? - спрашивала женщина.

- Нет. А причина-то ликвидации какая? - поинтересовалась г-жа Завьялова.

- Причина - кризис в стране. Говорят, Коми тут ни при чем, - рассказала педагог.

- А-а-а-а… оптимизация расходов идет… Это не та ли школа, где учатся дети, оказавшиеся в трудной экономической ситуации, и дети оленеводов тоже там?

- Нет-нет, - парировала автор звонка.- У нас - для детей с нормальной психикой интернат.

- А что, дети оленеводов с ненормальной что ли психикой? - удивилась омбудсмен.

- Ну, скажем так, с не до конца сохраненным интеллектом, мягко говоря, - разъяснила явно недовольная отрицательным ответом на свой вопрос женщина.

Звонок 84-летнего инвалида первой группы, ветерана ВОВ Анастасии Островской из Сыктывкара практически поверг г-жу Завьялову в шок.

- Я - собственник квартиры. Организация «Жилвест» нас обслуживает. Я каждый раз оплачиваю квартплату ежемесячно, аккуратно. У меня поставлен счетчик холодной и горячей воды. Сейчас «Жилвест» мне предъявляет требование ежегодно платить пять тысяч с лишним за коррекцию водоснабжения, - с явным волнением рассказывала пенсионерка.

- А что это за коррекция такая? - спросила у нее омбудсмен.

- Я не знаю. Они мне сказали: постановление № 307 правительства Российской Федерации об этом есть… Они мне говорят, что по дому - большой расход воды, - сбивчиво говорила ветеран.

- Скажу, что у нас в доме тоже «Жилвест» обслуживал, и мы от этой компании отказались через суд, и мне кажется, что коррекция водоснабжения - это придуманная «Жилвестом» процедура, а суммы, выставляемые компанией, какие-то баснословные... Я думаю, что вам не надо платить эти деньги. Вы только по счетчику должны платить.

-Так ведь судить будут, - испугалась старушка.

-Так вы сами на них в суд подайте, - посоветовала г-жа Завьялова. – В ответ бабуля почти сквозь слезы рассказала, что в апреле ей уже пришел квиток, в котором значится задолженность за прошлый год как раз за эту коррекцию водоснабжения - свыше пяти с половиной тысяч рублей, после чего, по словам звонившей, у нее случился инфаркт. – Ой, кошмар какой, откуда ж у меня такие деньги, за что я должна платить, - плакала женщина.

Успокоив ее, уполномоченный пообещала завтра прислать к ней машину и съездить вместе с пенсионеркой к прокурору города.

Другая позвонившая на «прямую линию» пенсионерка, Прасковья Артеева из деревни Бакур Ижемского района была в ужасе: из телепередачи она узнала, что «где-то в южных районах» разоблачена преступная группа, занимавшаяся сбытом «левого» препарата мексидол, который врачи ей прописали.

- Что мне делать? В Щельяюре, говорят, люди уже паникуют. Назад мексидол в аптеку несут, - рассказала телезрительница. - Я вот шестой укол сделала и больше не колю.

-Так и не колите, если боитесь,- улыбнулась омбудсмен, рассказав при этом, что она сама на протяжении длительного времени вынуждена прибегать к этом медпрепарату.

В общей сложности на «прямую линию» поступило 13 телефонных звонков по разным проблемам. Во всех случаях г-жа Завьялова обещала разобраться.

«Работать нам с тобой – не переработать», - сказала она по окончании мероприятия своему секретарю.

Источник: Агентство экономической информации "Бизнес-новости Республики Коми"